Не согласен, Владимир Станиславович!

18.11.2020. Уже пять лет я изучаю разные финансовые инструменты. И наконец-то я наткнулся именно на то, что искал, и заключил договор со страховой компанией. Ура! Моя пенсия спасена! Теперь я ещё спокойнее могу дальше продолжать свою политическую деятельность

Да, Германия – страна для жизни. Но это не значит, что люди катаются как сыр в масле. У каждой страны есть какие-то свои нюансы. Выявление их и приспособление к ним – дело самых эмигрантов. В Германии, например, полиция не применяет насилие к мирным протестующим, в армию никто не забирает и т. д.. Но есть одно но: система пенсионного обеспечения, которая трещит по швам – даже без всяких «пенсионных реформ». Дело в том, что раньше в пенсионном фонде было достаточно денег на всякий случай – например, на случай демографических перемен. Но потом сначала Гитлер потратил часть этих средств на всякие чудовищные затеи, а потом Аденауэр потратил другую часть на восстановление Германии после войны. И его команда уже тогда знала, что это не останется без последствий…

К своему счастью, я в относительно молодом возрасте узнал о проблеме системы пенсионного обеспечения и понял, что мне надо самому решать эту проблему. На государство полагаться можно, но не нужно. Даже если бы я очень хотел Вам порекомендовать конкретные финансовые инструменты для накопления собственной пенсии, я не могу. Это можете только Вы сами – после того, как Вы (как и я) накопите знания из области финансов и экономики. Кроме всего прочего, за такие рекомендации – без наличия лицензии – меня могут оштрафовать. Но я могу поделиться знаниями, которые я сам накопил.

Самое главное, чему я научился, это осознание эффекта инфляции. Возьмём для примера 1,5 % инфляции. Не так уж много, если учесть, что европейский центробанк стремится к 2 %. Также предполагаем, что Вы 35 лет будете накапливать пенсию. При условии, что Вы просто кладёте наличные деньги под подушку, к выходу на пенсию покупательная способность Ваших средств упадёт почти на четверть. Проще говоря: от каждый сотни евро под Вашей подушкой останется (по сути) только 76,84 € 77,89 €.


image/svg+xml(11,5÷2100)35×10076,84
image/svg+xmlk=135×12(1+1,5÷100)k÷1235×12÷10077,89

Этот эффект довольно безобидный – по сравнению с так называемыми «денежными реформами», с которыми столкнулись и граждане СССР в январе 1991 года и граждане Германии в августе 1924 года. Также мы сами однажды в начале нулевых пришли в магазин и увидели, что цены те же самые, что были вчера, но в Евро, а не в DM. Это скачок цен в два раза за один день при курсе обмена этих валют 1 € = 2 DM! Я не берусь делать громкие политические прогнозы, но за те же самые условные 35 лет может много чего случится. И я не собираюсь потом кусать локти.

Чтобы потом не пришлось кусать те же самые локти, неплохо было бы знать и различать две категории ценностей:

  • Денежные ценности, которые зависят от денег, подлежат всем вышеперечисленным рискам, например:
    • Наличные деньги, которые кроме всего прочего могут быть украдены.
    • Вклад в банке, который может компенсировать риск эффекта инфляции, а может и нет. Но банк может обанкротиться (например, Lehman Brothers).
    • Государственные облигации, которые несут риск, что заёмщик не вернёт деньги – как СССР наглядно продемонстрировал в 1957 году.
  • Реальные ценности, которые не привязаны к деньгам. За ними стоят реальные вещи, и они просто обходят все вышеперечисленные риски. Зато есть другие риски. Например:
    • Недвижимость, которая по определению… недвижима. Таким способом в первую очередь она попадает в руки государства, если оно решает отобрать и поделить – как в Германии в августе 1952 году. Или как в свободной России будущего – правда только в том случае, если недвижимость куплена на украденные деньги.
    • Драгоценные металлы, которые далеко не такие беззащитные. Но они – как США продемонстрировали в марте 1933 года – не такие иммунные от государственного произвола, как…
    • Акции. Да, предприятие, которым обладает владелец акции, может обанкротиться. Но недаром Андре Костолани советовал покупать акции – а не акцию. Предложим, что рыночная стоимость акций 20 лет подряд растёт на 5 % в год. Даже если при этом 6 из 10 предприятий обанкротятся, остальные четыре компенсируют эти потери. А если обанкротится только пара из 10…

image/svg+xml64×(1+5100)20+6×010,6>4+
image/svg+xml67×(1+5100)20+3×018,6>4+

Как Вы думаете, с помощью каких активов я накапливаю свою пенсию? Пишите Ваши версии в комментарии! И в следующий раз, когда Владимир Милов (который сам признал, что никогда не имел особых сбережений) будет пугать Вас коррекцией или обвалом рынков, покажите ему фондовый рынок США последних 35 лет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *